Интервью бронзовой медалистки ЧМ-2019 Екатерины Ковалевой для «Спортивной панорамы»

ТЕПЕРЬ ОНА БОКСИРУЕТ
Имя этой девушки давно известно в мире кикбоксинга. Екатерина КОВАЛЁВА дважды покоряла высшую ступень пьедестала планетарного форума в этом виде единоборства. Впрочем, не чужды могилевчанке и другие. За свою жизнь она успела многое: и потренировать родственников королевской семьи в Бахрейне, и попробовать себя в акробатике, и перейти год назад в бокс, чтобы вновь быть лучшей.

Героиня интервью совсем недавно привезла с чемпионата мира в Улан-Удэ единственную белорусскую награду – «бронзу» в категории свыше 81 кг.

– Конечно, хотела выиграть один бой, это был план-минимум, который удалось выполнить. К тому же для меня важно было почувствовать комфорт в ринге, поэтому уже на второй поединок против американки Перкинс выходила более уверенно. Всё-таки у меня нет особого опыта в боксе.

– Ваш прогресс налицо: если на августовском чемпионате Европы уступили уже на старте, то на ЧМ победы над индианкой Чахал хватило для того, чтобы выиграть медаль.

– На обоих турнирах проиграла чемпионкам мира, поэтому могу сказать, что на сегодня это самое большее, на что способна. Ведь в общей сложности боксирую всего несколько месяцев за последние года полтора. Это очень мало, так что буду тренироваться и совершенствоваться и в техническом плане, и в тактическом. В следующем году постараюсь побороться за «золото».

– Таэквондо, кикбоксинг, муай-тай, рестлинг, MMA – это неполный перечень видов, где вы себя успели проявить. Переход в бокс – своеобразный новый вызов самой себе?

– В определённой степени да, потому что в 27 — 28 лет менять профиль в единоборствах не так-то легко. В таэквондо и кикбоксинге работают ноги. Пришлось кардинально перестраиваться, и только очень близкие люди знают, как всё это давалось. Бокс – совсем другой мир: здесь нужно «ставить» руки. Ещё одной причиной ухода в этот вид стала травма – «наследство» от предыдущих лет в спорте. Доктора посоветовали поберечь ноги, на которые ложилась основная нагрузка. Стараюсь быть послушной девочкой. (Смеётся.) Совсем, конечно, никто не запрещал, но теперь оно того не стоит. Риск всё-таки.

– В связи с вашим периоститом и осложнением на колено, тем не менее, речи о том, чтобы заканчивать со спортом, не стояло?

– Нет-нет, всё прекрасно! В планах – быть успешной боксаной, выиграть чемпионат мира, чтобы далее выступать на профессиональном ринге.

– С MMA окончательно распрощались?

– Думала по поводу профи-уровня в кикбоксинге, муай-тай и MMA, но дело в том, что тяжёлый вес не имеет серьёзной конкуренции в мире, оттого в году стартов очень мало, соответственно, заработков нет. Наоборот, нужно вкладывать собственные средства для участия в турнирах. Так что в моей ситуации бокс выглядит более предпочтительно. Всё же он входит в программу Олимпиады, постоянно проводятся соревнования, есть хорошее финансирование. В общем, перспективы более заманчивые. Известно ведь, что Энтони Джошуа был чемпионом Игр, и это стало фактором перехода в профессионалы.

– Вероятно, уже продумываете шаги для более скорого прогресса?

– С ноября начну тренироваться в Минске у очень хорошего специалиста Сергея Пыталева. Сейчас несколько изменились правила: если ранее совмещение было запрещено, то нынче, если не ошибаюсь, до 15 боёв в году атлету можно проводить на обоих уровнях. Поэтому как только дойду до пика физической формы с Сергеем Александровичем, то также начну совмещать любительский бокс с профессиональным.

– Какими оба противостояния в Улан-Удэ получились для вас, если разбирать их детально?

– Счёт 4:1 в первом бою, считаю, не совсем отражает то, что происходило в ринге. Да, во втором раунде несколько расслабилась, поскольку в какое-то мгновение услышала хруст в правой руке, а она у меня основная. Опасалась, что перелом, потому на этом отрезке боя события не форсировала. Ну а раунд номер три, как и весь поединок, полностью оставила за собой. Самая большая сложность – психология: необходимо справляться с мыслями об отсутствии должного опыта. Всё-таки ранее в карьере было лишь четыре боя. Да и десять дней ожидания выступления тоже сказались не лучшим образом. Ничего, переборола себя.

– Позже вы сказали о том, что опасались по привычке применить ноги…

– Перед боем смотрела на оппонентку и думала, что нужно быстро провести коронный хай-кик – и всё, победа в кармане. А потом вспомнила, что я на чемпионате мира по боксу. (Смеётся). А вот во время схватки за право выступить в финале желание ударить ногой было сильным – пришлось сдерживаться.

– Что пошло не так, когда противостояли Перкинс из США?

– Вот здесь в наибольшей степени повлияла нехватка боксёрских навыков и выучки. В муай-тай и кикбоксинге, когда обороняешься и принимаешь удары, отсчёта нет. В боксе же, как оказалось, нужно сразу же, в течение двух-трёх секунд, отвечать контрвыпадом, иначе рефери начинает отсчёт нокдауна. Вот мне их и насчитали достаточно, хотя, по сути, пропустила всего два сильных удара от соперницы, но меня не вело в сторону, не шатало. Сама же однажды ответила неплохо, но вот считать нокдаун американке судья не стал. Перкинс – боксана с высоким рейтингом, потому пользуется поблажками со стороны арбитров. Скажу, что из всех девчонок, с которыми приходилось работать в паре на соревнованиях и в тренировочном процессе, её удар – самый мощный, бьёт, как мужчина. Потому даже когда защищалась, очень хотелось ответить так, как могу. Повторюсь, что я и тренер довольны тем, как прошёл турнир в России, потому что готовилась к ЧМ недолго – две-три недели. Впереди целый год, чтобы подойти к следующему аналогичному турниру в лучших кондициях.

– Какие ближайшие планы у боксаны Екатерины Ковалёвой?

– Спортсмены национальной команды отправятся вскоре на сбор в Армению. В любом случае поеду. Если уж взялась за дело, то нужно с каждым днём становиться лучше, используя любую возможность. Всегда хотелось стать олимпийской чемпионкой, но в боксе для этого – чтобы соревноваться в соответствующей категории – нужно значительно снизить собственный вес. Вряд ли это возможно, хотя, может, произойдут перемены в весах и их принадлежности к олимпийской программе. Как шутили девочки в Улан-Удэ, что если сгоню до 75 кг, то заберут в модели. (Смеётся.)

Андрей Ильеня